Десять лет тюрьмы за заражение коронавирусом: зачем Авакову такой жесткий законопроект

Имeнa гeрoeв этoй истoрии выдумaны, нo сaмa oнa рeaльнa: этo дaнныe изо пoстaнoвлeния Пeрвoмaйскoгo рaйoннoгo судa Никoлaeвскoй oблaсти, oпубликoвaннoгo в Eдинoм гoсудaрствeннoм рeeстрe судeбныx рeшeний 29 янвaря 2021 гoдa. Зa кaнцeлярскими “лицo 1” и “лицo 2” прячeтся рeдкий случaй рaссмoтрeния угoлoвнoгo дeлa пo 130-й стaтьe УКУ. Xoтя в будущeм кoличeствo зaсeдaний пo этoй стaтьe мoжeт зaмeтнo увeличиться.

Рeшeниe Пeрвoмaйскoгo рaйoннoгo судa Никoлaeвскoй oблaсти. Фoтo: Eдиный гoсудaрствeнный рeeстр судeбныx рeшeний

Всe мoжeт измeниться пoслe принятия законопроекта о борьбе с проявлениями дискриминации авторства министра внутренних дел Арсена Авакова. Получи первый взгляд, документ просто расширяет прай обстоятельств, отягчающих ответственность за административные правонарушения. В частности, отягчающим фактором предлагается наделать мотив нетерпимости: негативное отношение по признакам расы, цвета кожи, политических и религиозных убеждений, сексуальной ориентации, гендерной идентичности и языка. Попрание норм противодействия дискриминации предлагается наказывать штрафом. Перед 5100 грн для рядовых украинцев и давно 8500 грн для чиновников и предпринимателей.

Так через законопроект хотят протащить и изменения в 130-ю статью УКУ, а не кто иной изменить ее формулировку на “Умышленное влияние особенно опасной инфекционной болезнью или ее возбудителем”.

Исправительное тоже станет другим. Сегодня за реинфекция человека ВИЧ или другой неизлечимой инфекционной болезнью грозит с 2 до 5 лет тюрьмы. Чиновники предлагают вслед за “умышленное заражение особо опасной инфекционной болезнью иначе ее возбудителем” давать от 3 до 8 планирование. Если заразились два человека или молодой — от 5 до 10 лет. В пояснительной записке к документу говорится, зачем таким образом планируется декриминализовать случай, кое-когда украинцы умышленно подвергали других опасности заражения ВИЧ.

Анализируя текстовка законопроекта, член совета Комитета Ассоциации юристов Украины по части уголовно-процессуальному праву Денис Овчаров отмечает проблемы предложенных изменений: безальтернативность наказания (предусмотрено лишь лишение свободы) и большую разницу между нижней и высшей границами наказания (с 3 до 8 лет). По его словам, законодавец исходил из двух моментов: опасности заболевания, которое может швырнуть п смерть, и умышленной формы вины. То кушать человек знает о своем заболевании и сознательно заражает другого.

“В этом глава перекликается с умышленным убийством, когда действия человека приводят к смерти. По всем видимостям, что мы говорим о разной направленности поведения (объективной стороне преступления) и субъективную сторону — корыстолюбие смерти потерпевшего. Но, думаю, законодатель шел особенно по этому пути. А тут мы подходим к принципам, в соответствии с которым назначается наказание и как будет коптеть статья на практике, если в суд дойдет осуждающий акт прокурора”, — говорит правовед.

Овчаров объясняет, что суд в первую караван будет разбираться, чем именно заразили потерпевшего, какие были последствия, возле каких обстоятельствах произошло заражение, какие были мотивы преступления (взять, умышленное заражение из-за личной задувать), и если человек действительно хотел заразить другого, точию тогда речь пойдет о наказании в виде нищенство свободы.

“Если, например, заражение COVID-19 сотворилось, когда больной ехал из больницы к родным пенатам на самоизоляцию или вышел на работу (нередки случаи), в таком случае суд будет учитывать личность виновного и мотивы его поведения и может влепить наказание ниже низшего предела наказания, нежели предусмотрено в статье, или освобождение от отбывания наказания с испытанием. В таком случае есть не каждый случай требует наказания в виде потеря свободы”, — убежден он.

Солиситор Иван Либерман отмечает, что сегодня по мнению 130-й статье в 99 случаев из 100 невтерпеж доказать умышленность заражения. По его словам, индивид(уум) может ссылаться на то, что дьявол не знал о своей болезни.

“А если инда и знал о болезни, то, может, был отнюдь не осведомлен об аспектах заражения других. Почему доказать, что заражение было умышленным, без мала невозможно. Мне кажется, что это свыше декларативное изменение, чтобы показать всему миру, словно у нас предусмотрена такая ответственность и мы следим ради подобными случаями”, — говорит аблакат.

Овчаров считает, что статья, скорее итого, будет работать именно с виной в форме косвенного умысла: прислуги) знает о болезни, понимает ее опасность в целях окружающих, но сознательно не соблюдает производительность изоляции или правила по предупреждению заражения.

“Есть расчет понимать, что правоохранителей не очень волнует альтернатива доказательства субъективной стороны преступления. Как условность, обвинительный акт содержит общие ссылки получи и распишись нормы Уголовного кодекса Украины, а уточнения могут -побывать), если установлены дополнительные мотивы и цель преступления”, — резюмирует советчик.

В случае решения Первомайского районного суда Николаевской области, в таком случае у девушки был и результат лабораторного анализа гости, и предупреждение об уголовной ответственности. Но с 2019 лета в реестре судебных решений действительно было отмечено всего шесть документов по фактам, связанным со 130-й статьей. Вдвоём из них касаются описанной нам истории, Водан о разрешении суда на доступ к медицинской информации и до сей поры три о передаче дел между судами. В страница с 2009 по 2019 год по этой статье было зафиксировано немногим меньше 100 документов.

Ситуация может трансформироваться, если рассматривать предложения чиновников в качестве элемента борьбы с COVID-диссидентами. Дальше принятия законопроекта за заражение коронавирусом в некоторых случаях дозволяется будет легко заработать тюремный срок: опять в феврале 2020 года Минздрав внес COVID-19 в наличность особо опасных инфекционных заболеваний.

Илья Требор, злостно. Ant. случайно для дело

фото: Depositphotos

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.